• VTEM Image Show


Участие сотрудников Института развития образования  Чеченской Республики в семинарах и конференциях

DSC 6008-mЗаведующий лабораторией этнопедагогики, доктор философских наук Акаев Вахит Хумидович и главный научный сотрудник Института, доктор исторических наук Багаев Муса Харонович приняли участие в научно-методическом семинаре, организованном Чеченской республиканской организацией профсоюза работников образования и науки РФ с 25 по 31 марта 2016 г.

Акаев В.Х. выступил на актуальную для современности тему «Трудовые и социальные конфликты. Формы их проявления, пути их минимизации».

Охарактеризовав особенности социально-трудовых конфликтов в Чечне, как и в современной России в целом: перерастание их в политические акции, невостребованность большой части российских граждан в новых социально-экономических условиях, низкий уровень зарплаты, падение доходов и задержка выплат зарплат, стипендий, пособий и т.д., докладчик особо подчеркнул, конфликтная обстановка в сфере трудовых и социально-экономических отношений усугубляется еще и отсутствием действенных механизмов урегулирования социально-трудовых конфликтов, поэтому часто происходит их трансформация в социально-политические.

Бывают индивидуальные и коллективные трудовые споры или конфликты – это разногласия относительно установления новых социально-экономических условий труда и производственного быта;

заключения или изменения коллективного договора или соглашения;

выполнения (невыполнения) коллективного договора и требований законодательства о труде.

Социально-трудовой конфликт как социальное явление может быть положительным, продуктивным, при верном его решении. Но может быть и контрпродуктивным, негативным, являющимся тормозом в развитии отношений между участниками противоборства.

В своем докладе В.Х. Акаев на конкретных примерах показал формы проявления трудовых и социальных конфликтов и пути их разрешения (или минимизации), механизмы их урегулирования (юридические, по соглашению), а также создание правовых процедур для проведения социально-экономических реформ и т.д.

Доклад М.Х. Багаева «История чеченского народа. Мифы и реальность», с обширным обзором научной и популярной литературы об этом периоде, вызвал большой интерес и внимание у слушателей.

Порочная политика партии и правительства в отношении малочисленных народов, негласное провозглашение «неравноправия этносов» привели к тому, что внутри малых этнических групп и малочисленных народов стал пробуждаться естественный рефлекс самосохранения. Постепенно он проявился в форме новой идеологии – национальной исключительности и национального превосходства по отношению к другим этносом. Для утверждения такой идеологии нужно было еще и мифологизировать свою историю. Этногенетический миф особенно востребован в критические моменты истории народа, когда этнические меньшинства борются против национальной (в некоторых случаях расовой) дискриминации.

Появившиеся вдруг мифотворцы из числа чеченцев и ингушей – М. Аушев, А. Долатов, А. Измайлов, Ю. Хадзиев, А. Сар-Алиев и другие, стали усердно протаскивать мысль об исключительности вайнахов: первую цивилизацию, оказывается, создали вайнахи, Адам и Ева разговаривали на нашем языке, чеченцы и ингуши – прямые потомки египтян, а боги Осирис и Тот – вайнахские боги, и это далеко не полный перечень «открытий» этих господ. Мысль об исключительности и первородности нашего языка «доказывает» И. Сигаури, что якобы «вайнахи – потомки шумеров», потомки – этрусков и многое другое.

Подобная паранаука, отмечает докладчик, характеризуется выработкой субъективных и искаженных знаний.

Только на основе и взаимодействии археологии, этнографии, языкознания и других гуманитарных наук должна строиться научная гипотеза, которая проверяется опытным путем.

Багаев М.Х. делает вывод, основываясь на различных источниках материальной и духовной культуры нахов, достижениях исторической и лингвистической наук: «Только совокупность лингвистических, археологических, антропологических, исторических, этнографических, письменных и прочих источников позволит ученым выявить подлинную картину хуррито-урартских и восточнокавказских связей. При этом полагаю, что не хуррито-урарты мигрировали в III-I тысячелетиях до н.э. на Северный Кавказ, а наоборот, некоторая часть нахско-дагестанских племен ушла в Малую и Переднюю Азию».

Сегодняшний вайнахский этнос прошел вековые испытания и прекрасно сохранил свой язык. Бесполезно искать истоки его истории на просторах от Египта до Англии, и от Китая до Америки.

Чеченцы, ингуши и бацбийцы – автохтоны Кавказа и далекие предки их и народов Дагестана, как автохтоны Северо-Восточного Кавказа, оставили ярчайший след своей жизни в замечательных памятниках куроаракской, майкопской, гинчинской, каякентско-харачоевской, кобанской культур, а также в уникальных памятниках V в. до н.э. –XV в. н.э.

Наша древнейшая история не нуждается ни в каких мифотворцах от науки.

Директор Института А.М. Арсанукаев отметил:

«Сотрудники Института всегда принимают участие в постоянно действующих семинарах для председателей первичных профсоюзных организаций и других работников Чеченской организации Профсоюза работников образования и науки, проходящих на базе курорта «Серноводск-Кавказский», где выступают с докладами и сообщениями на темы своих исследований: по сохранению и развитию чеченского языка, по истории и географии Чечни, по этнопедагогике, этнографии, по национальной культуре и этике. Такие встречи взаимно плодотворны, так как все мы работаем в одной области − образования и воспитания подрастающего поколения».

Чахкиева Р.А.