• VTEM Image Show

Багаев М.Х., главный научный сотрудник ИРО ЧР, доктор исторических наук, профессор

Древняя культура центрально-кавказских горцев.

В Москве, издательстве «Таус» несколько недель назад вышла замечательная книга «Кобанская культура и окружающий мир». Ее автор – Козенкова Валентина Ивановна, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института археологии Российской академии наук, Почетный академик Академии наук Чеченской Республики. Она крупный специалист по археологии позднего бронзового – раннежелезного века Кавказа, главным образом по проблемам известной более 200 лет Кобанской культуры. Свыше 50-ти лет исследовательница изучает древнюю культуру кавказских горцев  территории Чечни, Ингушетии, Осетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.

В.И. Козенкова автор более 160- научных публикации, в том числе двенадцати монографий. Из них четыре книги посвящены специально археологии на территории  древнего расселения  вайнахов, например: «Поселок – убежище кобанской культуры  у аула Сержень-Юрт в Чечне как исторический источник» (2001), «У истоков горского менталитета (могильник кобанской культуры у аула Сержень-Юрт Чечня» (2002) и т. д. Однако, в этой статье речь пойдет не о них, а о только что изданной монографии «Кобанская культура и окружающий мир» под общей редакцией доктора исторических наук, члена-корреспондента РАН Рауфа Магомедовича Мунчаева, кстати будет сказано, что и он лучшие годы своего творчества отдал Чечне, изучая памятники Майкопской культуры Шалинского, Ачхой-Мартановского, Наурского и других районов.

Итак, как подчеркивается в предпосланной к книге «Кобанская культура и окружающий мир» аннотации, монография, известного советского и российского археолога-кавказоведа В.И. Козенковой, посвящена особому подходу к изучению древностей кобанской культурно-исторической общности. Автором применен метод научного анализа в форме представительной археологической выборки артефактов, то есть предметов. Кобанская культура эпохи поздней бронзы – раннего железного века рассматривается как особая древняя цивилизация Кавказа, на протяжении тысячелетнего развития находившаяся во взаимном  контакте с культурами  окружающего мира. По ходу развития она не только впитала в себя особенности синхронных ей социальных систем, но и внедрила в их материальную культуру собственные культурные элементы. На основе качественного и количественного анализа определена роль инокультурных элементов в формировании и развития кобанской культуры.

Так, в первой главе «Состав категорий археологической выборки: основные характеристики, хронология, качество и степень информативности конкретных изделий» подробно проведен анализ конкретной археологической выборки из 325 вещественных свидетельств глубоких связей и взаимосвязей кобанской культуры с окружающим миром на протяжении не менее чем восьми столетий, от периода сложения ее ранних признаков (вторая половина XIV-XIII вв. до н. э.), наивысшего расцвета (XI-VIII вв. до н. э.) и постепенной трансформации, то есть преобразовании, (конец VII-первая половина IV в. до н. э.). при этом особое внимание уделено  анализу: орудий труда (ножи, топоры, серпы, литейные формы, мотыги); сосудов (глиняных и металлических); украшений, аксессуаров и фурнитуры для одежды, зеркал (бусы, пронизи, привески, пуговицы, бляхи,  височные подвески, серьги, перстни, гривны, браслеты (ручные и ножные), булавки, фибулы, пряжки,  зеркала бронзовые); оружия (наконечники копий, кинжалы, топоры,  навершия булав, наконечники стрел,  боевые ножи и т. д.); воинского снаряжения и уздечного набора (шлемы, панцири, металлические боевые пояса, разновидные уздечные накборы).

В книге на высшем профессиональном уровне проанализирован вклад кобанской культуры в инокультурный мир. Уточнена хронология взаимосвязей , определена конкретная доля инноваций, повлиявших на формирования внешнего облика и специфики кобанской культуры, что в свою очередь продемонстрировано на конкретных примерах  вклада ее носителей в развития общечеловеческой цивилизации (это наглядно видно по иллюстрированному  материалу 77 рисунков, размещенных на 90 страницах монографии). Более того, В. И. Козенковой предложена версия формулы сохранения кобанской археологической культурой своей многовековой самобытности. Автор предметно выделяет девять направлений взаимовлияний и истоков инноваций в виде идей, взаимствования форм предметов или укоренения импортов.

В.И. Козенкова констатирует, что за прошедшие  200 лет, со времени открытия рассматриваемой культуры о ее связях и взаимосвязях написано много: либо в общем плане, либо при анализе отдельных инокультурных изделий. Исходя из этого в монографии предложен самобытной формой рассмотрения этой проблемы. Основная задача исследования, по словам автора, заключалась в тщательном рассмотрении и анализе в едином контексте, в настоящем, довольно многочисленной, но разрозненной между собой группы предметов разных фаз развития кобанской культуры., с учетом их суммарного числового и процентного вклада в процессе инокультурного воздействия на изучаемую сообщность.  Наглядно это видно по содержанию текста всей 2-й главы (с. 129-143). Здесь, при анализе наличного материала, по мере возможности, обозначена роль местного культурного субстракта  как носителя преемственности  автохтонной (местной) кобанской культуры, который выступает в конкретном случае как своего рода матрица, то есть источника («грибница»), общая основа, способствующая постоянному сохранению и самоусовершенствованию цивилизации (с. 144). И в самом деле, с первой и до последней страницы монографии, автором прослежен и высвечен процессе взаимообогащения разных цивилизационных систем, среди которых кобанская археологическая культура  занимала не последнее место (с. 13).

Рецензируемая книга «Кобанская культура и окружающий мир», по словам ее автора, завершает серию ее научных работ по кобанской  культуре, выполненных в русле концепции Е.И. Крупнова, убежденной последовательницей которой она является. «Многолетнее исследование материалов Кобани, - подчеркивает автор, - дает мне право утверждать, что многие основные положения этой концепции еще долго будут востребованы в археологической науке» (с. 14).

В завершении монографии В.И. Козенкова выражает свою искреннюю благодарность всем, кто в разное время проявлял заинтересованность к ее труду, которые на протяжении более полувека были терпеливыми слушателями ее научных сообщений (к последним относится и автор данного повествования). Но при этом, особо подчеркивает Валентина  Ивановна Козенкова: «Безусловно, самая большая моя благодарность Архивному управлению Правительства Чеченской Республики и персонально начальнику управления Музаеву Магомеду Нурдиновичу, оказавшему неоценимую помощь в финансировании издания книги. Без помощи со стороны Чеченской Республики мой труд вряд ли так оперативно увидел свет» (с. 14).

И в самом деле, книга В. И. Козенковой  вышла под двумя грифами: Российская академия наук. Институт  археологии и Архивное Управление Правительства Чеченской Республики. Она предназначена для археологов, историков, культурологов, искусствоведов, а так же широкого круга читателей, особенно студентов и аспирантов вузов Чеченской Республики.

Завершая столь краткую презентацию книги своего друга и коллеги В. И. Козенковой, от имени всего научного сообщества Чечни поздравляю Валентину Ивановну со столь знаменательным событием, желаю написания очередных, научных трудов, а читателям желаю приятного чтения представленной монографии!