• VTEM Image Show

Багаев М.Х., главный научный сотрудник ИРО ЧР, доктор исторических наук, профессор

Рецензия Ш.Б.Ахмадов.  Общественно-политический строй чеченцев в XVIII веке, Грозный. 2012. 384 с.

На всем пространстве Российской Федерации 2012 г. объявлен годом истории России. В рамках этого события прошли научные конференции, симпозиумы, семинары, круглые столы и прочие мероприятия в научных сообществах Чеченской Республики – в АН ЧР, ЧГУ, ЧГПИ, ГГНУ, КНИИ РАН и т.д. Каждый ученый внес свою лепту в ознаменование обозначенной даты. Один из них – Шарпуди Бачуевич Ахмадов издал очередную монографию по истории Чечни XVIII в.[1] Выбор восемнадцатого века не случаен. Дело в том, что Ш.Б. Ахмадов с аспирантских лет профессионально занимается всеми аспектами истории Чечни именно XVIIIв. Кандидатская и докторская диссертации им защищены по проблемам национально-освободительного движения горцев Северного Кавказа под предводительством имама Мансура.

Сегодня Ахмадов Ш.Б. профессор, заслуженный деятель науки ЧР, академик АН ЧР. Он автор более 170 научных публикаций по актуальным вопросам социально-экономического развития и общественно-политического устройства народов Чечни, Ингушетии и других регионов Северного Кавказа в XVIIIв. Два издания (1991, 2010 гг.) выдержала монография «Имам Мансур».[2] В 2002 г. увидела свет книга «Чечня и Ингушетия в XVIII – начале XIXв.».[3] Ученый является соавтором монографических исследований: «История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIIIв.», «История Чечни с древнейших времен до наших дней», а также учебных пособий по истории Чечни для 5-9 классов общеобразовательных школ Чеченской Республики. Большое место в тематике его исследований занимают вопросы развития культуры и взаимоотношений чеченцев с народами Северного Кавказа и России в XVIIIв. В аспекте последнего замечания уместно отметить, что и в истории Российской империи также особое место занимает XVIIIв. На протяжении этого столетия, по словам российских историков (И.И. Бабленкова, В.В.

Акимов, Е.А. Сурова), в экономике России, ее политическом строе, структуре и функциях органов власти и управления, в культурном развитии произошли значительные перемены. Изменилось и место страны в мировом масштабе. Так, «огромная и непохожая на западные страны Россия многим иноземцам, в XVI-XVIIвв., представлялась отсталой и доже полудикой». Да, на то время Россия была отсталой, потому что многие годы «ушли на преодоление разрухи, вызванной Смутой и интервенцией» со стороны Европейских стран. [4, с.88] Но и эта прореха балы устранена в XVIIIв. и Россия возвысила свою роль в международных отношениях того времени. Выжидающие взгляды на Кавказ и Восток своих предшественников – Ивана Грозного, Бориса Годунова – Петр I уловил еще до Северной войны. Это подтверждают походы Петра I на турецкую крепость Азов в 1695 и 1696 гг. России необходим был выход как в Черное, а через него и Средиземное моря, так и на Ближний Восток через Кавказ. [5, с.109-110] Автор 28 томной «Истории России» С.М. Соловьев подчеркивает: «употребляя усилия, чтобы добить шведа и взять у него балтийские берега, Петр не спускал глаз с Востока, ибо знал хорошо его значение для России, знал как может обогатиться бедный русский народ, если станет посредником в торговом отношении между Европою и Азией. Еще с XVIв, когда русские границы достигли устьев Волги через покорение Астрахани, Россия волею-неволею должна была вмешиваться в дела кавказских народов.

Интересы трех больших государств – России, Турции и Персии – сталкивались на перешейке между Черным и Каспийским морями, среди варварского, раздробленного, порозненного в вере народонаселения «части которого находились в постоянной борьбе друг с другом. Россия, призываемая на помощь христианским народонаселением (Кавказа. – М.Б.), не могла позволить усилиться здесь магометанскому (исламскому. – М.Б.) влиянию, особенно, турецкому». [6, с.696] Из этого вытекает логичность персидского похода Петра I в 1722-1723 гг. В результате этого похода, по мирному договору (сентябрь 1723 г.), к России отошли все, принадлежавшее ранее Персии, побережье Каспийского моря. В целом же, в составе Российской империи оказались 3 североиранские провинции – Гилян, Мазендеран и Астрабад, не говоря о том, что летом 1723 г. русские войска заняли крупнейшие города Закавказья Баку и Шемаха. [7, с.535-536]

Таким образом, в 20-е гг. XVIIIв. Петр I не только «пробил окно в Европу», но и расширил «кавказские ворота» на южных рубежах России. Так, 20 сентября 1722 г. Петр I лично выбрал место для новой русской крепости у реки Сулак и дал ей название «Крепость Святого креста». [8, с.75] Поход Петра I, таким образом, показал, что Россия практически взяла под контроль весь Северный Кавказ. По словам современного российского историка В.А. Дмитриева: «Оборачиваясь назад с позиций XXI в., можно говорить о достаточной геополитической завершенности Российской империи в 1800 г. За сто лет (XVIIIв. – М.Б.)

Россия стала европейской державой, войдя в число первых стран мира. Обладая гигантскими территориальными резервами для экономического и демографического роста». [9, с.14] Соответственно, началась и работа по изучению и освоению российских земель. Экспедиции С.И. Челюскина, Д.Я. и Х.П. Лаптевых, С.Г. Малыгина, В.В. Прончищева позволили нанести на карту побережье Северного Ледовитого океана от Архангельска до Чукотки. В. Беринг и А. Чириков обследовали пролив между Чукоткой и Аляской. Г.Ф. Миллер, И.Г. Гмелин, Я. Линденау, С.П. Крашенников, Г.В. Штеллер, И. Фишер и другие обследовали просторы Сибири и Камчатки. [10, с.112] Мощная экспедиция, под руководством академика П.С. Палласа, работала на южных рубежах. В нее входил отряд во главе с И.А. Гильденштедтом. Последний обследовал в 1768-1774 гг. Северный Кавказ и Грузию. [11] Труды И.А.Гильденштедта высоко  оценены учеными рубежа XIX-XX вв. [12, с.40;13, с.33-34,40; 14, с.125] В историографии Кавказа не раз подчеркивалось, что материалы Гильденштедта часто являются единственным источником XVIII в. позволяющим фиксировать расселение тех или иных групп населения, топонимику Кабарды, Осетии, Ингушетии, Чечни, Грузии, Дагестана (Волкова Н.Г., Карпов Ю.Ю., Лавров Л.И., Папаскири А.Л.) [15, с.17]

Сам факт работы академической экспедиции на Кавказе говорит о том, что уже было место российско-кавказским доброжелательным связям. Русские исследователи застали на местах, в гуще многонационального региона общественно-политический строй в его традиционном состоянии.

Правда, с середины XVIIIв., например, в чеченском обществе наблюдаются случаи разрушения родовых отношений. Это происходило, по мнению автора рассматриваемой монографии, в связи с тем, что горцы все больше и больше спускались с гор и поселялись рядом со своими соплеменниками, исторически жившими на равнине. Возникали многоукладные, со смешанными тайпами и тукхумами сельские общины. Одновременно динамично развиваются производительные силы, расширяется обмен и торговля как внутри чеченского общества, так и за его пределами.

Более того, «чеченцы все более уверенно втягиваются в торгово-экономические связи с Россией», - подчеркивает Ш.Б. Ахмадов. Тем более, что в конце XVIIIв. в Чечне начинают осваивать нефтедобычу, а это уже настоящая путевка в Российский и мировой рынки. Вольно или нет, чеченцы медленно, но поступательно входили в иной мир человеческих отношений, иную цивилизацию.

Определяя причины избрания им темы своего исследования, профессор Ш.Б. Ахмадов особо подчеркивает, что в ходе антифеодальных восстаний горцев в XVII – начале XVIIIв. была приостановлена, но не искоренена феодальная эксплуатация, тем самым, социальные противоречия в чеченском обществе были несколько «приглушены» возрождением институтов обычного права. Кроме того, общественно-политического уклада чеченцев коснулись и результаты активного продвижения царизма на Северный Кавказ во второй половине XVIIIв., что и послужило одной из причин начала антиколониальных выступлений горцев, начиная с Чечни под предводительством шейха Мансура в 1785-1791 гг. «Именно в Чечне сложились в это время, - подчеркивает автор книги, - благоприятные условия для переплетения социальной борьбы горцев против местных феодалов и старшин с их возросшим сопротивлением колониальным действиям царского самодержавия… Движение Мансура, безусловно, положило начало зарождению мюридизма в Чечне… Идеи мюридизма оказали огромное воздействие на народно-освободительную борьбу горцев Чечни и Дагестана в 20-50-е гг. XIX в.». [1, с.5-6]

Отмеченные и другие аспекты российской и чеченской истории XVIIIв. послужили Ш.Б. Ахмадову основанием для изучения общественно-политического строя чеченцев в XVIIIв. В итоге получилась добротная монография. Избегая общий обзор всей книги, приведу лишь названия всех восьми глав, которые дают возможность увидеть то, о чем автор поведал нам: «Историография проблемы», «Территория и население Чечни в XVIIIв.», «Экономический строй чеченцев в XVIIIв.», «Развитие торговли и торговых связей в Чечне в XVIIIв.», «Развитие феодальных отношений в Чечне в XVIIIв.», «Крестьянские восстания в Чечне в XVIIIв.», «Общественно-политический строй Чечни в XVIIIв.», «Роль общественных институтов в политическом устройстве чеченцев в XVIIIв.». Из этого перечня видно, что автор более шире подошел в изложении материала, чем это заявлено в самом названии монографии, о чем прямо говорит одноименная седьмая глава «Общественно-политический строй Чечни в XVIIIв.». Именно в ней автор заостряет наше внимание на ключевых вопросах обозначенной проблемы.

Поэтому и читаются с большим интересом такие разделы как административно-политическое устройство, феодальные владения, сельская община, «вольные» общества, органы власти и управления. На мой взгляд, хорошо вписывается в канву структуры книги и заключительная глава. Здесь ученый излагает свои взгляды на чеченский тайп, тукхум, обычное право чеченцев (адаты), мехк-кхел (законодательный и исполнительный орган) и на роль ислама в общественно-политической жизни чеченцев. [1, с.248-369] В самом деле, к концу XVIIIв. ислам стала доминирующей на всем пространстве Северного Кавказа религией, особенно в Дагестане и Чечне, где, сложилось даже элитное мусульманское сословие (духовенство). Оно решало практически все вопросы в сфере общественно-политической жизни чеченского общества, то есть, на всем пространстве Чечни, вся законодательная и исполнительная власть сосредоточилась в руках духовенства. Это было начало распространения шариата в Чечне и шейх Мансур сыграл в этом процессе самую главную роль. Однако повсеместного введения полного свода религиозных и юридических правил, основанных на Коране, тогда не состоялось. Это случится при другом лидера – имаме Шамиле в XIX в.

Выход новой книги по истории чеченского народа большое событие, а когда это случается в канун нового года, то вдвойне. Поздравляю Ш.Б. Ахмадова с этим успехом и от имени читателей желаю новых, еще более весомых книг в грядущем, 2013 году.

Список литературы

1. Ахмадов Ш.Б. Общественно-политический строй чеченцев в XVIII в. - Грозный, 2012. - 384 с. 2. Ахмадов Ш.Б. Имам Мансур. Грозный, 1991; 2-е перераб. и доп. изд.-Элиста, 2010, 372 с. 3. Ахмадов Ш.Б. Чечня и Ингушетия в XVIII –нач. XIX в., Грозный, 2002, 528 с. 4. Бабленкова И.И., Акимов В.В., Сурова Е.А. История России: весь курс для выпускников и абитуриентов: учебное пособие. – М., Эксмо, 2009, 256 с. 5. Там же, с.109-110.6. Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. – М.:Правда, 1990. 7. Исторический энциклопедический словарь. – М: ОЛМА Медиа Групп, 2010. 8. Гриценко Н.П. Города Северного Кавказа и производительные силы края. V - середина XIX века. – Изд-во Ростовского университета, Ростов-на-Дону, 1984. 9. Дмитриев В.А. Предисловие// Георги И.-Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов. Изд.2-е – СПб.: Русская симфония; 2007, с.5-34. 10. Бабленкова И.И. и др.указ.соч. 11. Гильденштедт Иоганн Антон. Путешествие по Кавказу в 1770-1773 гг., СПб: Петербургское востоковедение. 2002.- 512 с. 12. Цагарели А. Сношения России с Кавказом в XVI-XVIII столетиях. СПб, 1891 (цитирую по: Далгат Б.К. Первобытная религия чеченцев и ингушей – М., Наука, 2004. 240 с. 13. Далгат Б.К. Указ.соч. 14. Полиевктов М.А. Европейские путешественники XII-XVIII вв. по Кавказу. – Тифлис, 1935. 15. Шафрановская Т.К., Карпов Ю.Ю. От переводчика и редактора// Гильденштедт И.А. Указ. соч.